Получить рейтинг INFOLine Retail Russia TOP-100

Новости промышленности

 Услуги INFOLine

Периодические обзорыПериодические обзоры

Готовые исследованияГотовые исследования

Все исследования

Курс доллара США

График USD
USD 19.08 73.4321 +0.4645
EUR 19.08 87.3401 +0.8735
Все котировки валют
 Топ новости

Главные проблемы портовиков с железнодорожниками и пути их решения в 2023 году. "Vgudok". 25 января 2023

Грузооборот морских портов России по итогам 2022 года увеличился на 0,7 % по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и составил 841,5 млн тонн. При этом объём перевалки сухогрузов снизился на 2% до 404,7 млн тонн, а этот же показатель по грузам наливным прибавил 3,4% — до 436,8 млн тонн.
Диверсификация грузовых потоков на Восток, а также переориентация прямых железнодорожных перевозок на мультимодальные привели к росту перевалочных мощностей дальневосточных портов. Насколько выросли и изменились грузоперевозки, справляются ли перевозчики и инфраструктура с возникшей нагрузкой и какие главные риски?
По словам главы Минтранса России Виталия Савельева, в 2021 году по Восточному полигону было перевезено 144 млн грузов, в 2022 планировали перевезти в 158 млн тонн, в наступившем — 173 млн тонн. В то же время мощности морских портов Дальнего Востока оцениваются в 290 млн тонн грузов в год. Однако существенная разница в пропускных способностях не означает, что всё сводится лишь к узким местам на железных дорогах.
"Действительно, порты Дальнего Востока имеют номинальное преимущество пропускных способностей по сравнению с железнодорожными мощностями. Но даже в такой ситуации сбои часто происходят из-за ограничений в портах", — отметила в беседе с vgudok.com создатель проекта N. Trans Lab Мария Никитина.
По её словам, порты априори более подвержены рискам потери ритмичности. Так, погодные условия (сильный ветер, дождь, снег, другая непогода) в меньшей степени влияют на железную дорогу и больше на работу портов.
"Порты также берут на себя большее количество сбоев, связанных с проблемами фрахта, сбои ритмичности судозаходов также будут влиять на показатели объёмов работы портов. Традиционная портовая инфраструктура не предполагает слишком большого количества складов.
Кроме того, в долгом хранении большого количества объёмов не заинтересован грузоотправитель.
Классически в номинальных мощностях работы портов неравномерность учитывается, но как средняя температура по больнице. Плюс индивидуальные климатические особенности регионов разнятся. Всё это создаёт предпосылки сбоев ритмичности системы", — рассказала Никитина.
Несмотря на эти факторы, отправки на экспорт через основные порты и пограничные переходы на Дальнем Востоке растут с лета. Как рассказывали vgudok.com в Институте проблем естественных монополий (ИПЕМ), в августе 2022 года они резко увеличились относительно аналогичного периода 2021 года на 12,5%, до 13,3 млн тонн. В целом за 2022 год грузооборот морских портов Дальневосточного бассейна составил 227,8 млн тонн (+1,5%), из них объём перевалки сухих грузов составил 154 млн тонн (+3,5%), наливных грузов — 73,8 млн т (-2,3%).
Если в середине ноября глава Минтранса Виталий Савельев заявил, что порты Дальнего Востока перегружены, а имеющаяся инфраструктура не справляется с грузооборотом (на середину ноября 2022 года уровень загруженности пяти портовых контейнерных терминалов составлял 117%, а загрузка шести тыловых терминалов доходила до 74%), то уже в декабре транспортники показали поистине стахановские темпы работы. Так, были достигнуты рекордные суточные показатели в части вывоза контейнеров железнодорожным транспортом: 4318 контейнеров, из них 1088 контейнеров в полувагонах. Тенденция продолжалась и в начале нового года.
"За 10 дней января 2023 года среднесуточный вывоз контейнеров с импортными грузами железнодорожным и автомобильным транспортом составил 3066 контейнеров. Снижение обусловлено сезонным фактором и является традиционным для начала года. При этом хочу отметить, что рост к десяти дням января 2022 года составил 17%. Начиная с 7 января 2023 года среднесуточный вывоз контейнеров стабилизировался и достигает показателей декабря 2022 года", — сказал на совещании президента с членами правительства глава Минтранса Виталий Савельев.
По словам министра, по состоянию на 11 января морские терминалы были загружены на 97% от проектной мощности, тыловые терминалы загружены на 70%. На рейде в ожидании выгрузки находятся более 10 тысяч контейнеров, из них 8 тысяч контейнеров на линейных судах и 2200 контейнеров на трамповых. В направлении портов двигаются суда с 19 тысячами контейнеров.
В то же время стоит понимать, что рост перевалки контейнеров в Дальневосточном (+8,2% за год) и Арктическом (+15,2%) бассейнах не компенсирует спад в Балтийском (-57,3%) и Азово-Черноморском (-9,3%) бассейнах. "ПортНьюс" и Институт проблем естественных монополий в своём совместном проекте указывают, что в 2023 году можно ожидать дальнейшей переориентации перевалки грузов в Дальневосточный бассейн по мере развития инфраструктуры.
"Стоит отметить, что с июля текущего года, в связи с корректировкой временных правил доступа грузов к инфраструктуре (восстановление приоритета отправок угля) наблюдаются изменения в структуре грузопотока. Так, экспортные отправки угля в июле относительно июня текущего года выросли на 11,8% до 9,0 млн тонн, в августе относительно июля на 3,3% до 9,3 млн тонн.
На фоне роста отправок угля наблюдается снижение отправок на экспорт в направлении основных портов и погранпереходов на Дальнем Востоке таких грузов, как чёрные металлы, удобрения и др.
В частности, экспортные отправки удобрений в июле относительно июня текущего года снизились на 39,0% до 0,15 млн тонн, в августе относительно июля на 8,5% до 0,14 млн тонн. Сокращение отправок чёрных металлов в августе относительно июля составило 30%", — рассказала vgudok.com ведущий эксперт-аналитик департамента исследований железнодорожного транспорта ИПЕМ Ольга Джаран.
Источник vgudok.com на рынке ЖД-перевозок заметил, что в целом грузооборот по железной дороге в сторону портов Дальнего Востока после 24 февраля "особо и не увеличивался — всё упирается в инфраструктурные мощности. Другое дело, что с марта по июнь включительно там было меньше (чем обычно) кемеровского угля, а больше угля из Якутии, чёрных металлов, лесной продукции и так далее".
Сами же портовики отмечают увеличение грузооборота в последние месяцы 2022 года, причём речь идёт не только об экспорте. Например, в Global Ports летом наблюдали рост в Дальневосточном бассейне, в том числе и объёмов грузов импортного направления.
"Среднемесячный грузооборот терминала Global Ports ВСК в июне-июле составлял около 53 000 TEU (в IV квартале 2021 года данный показатель составлял 40 000 TEU). В августе также наблюдался устойчивый рост грузооборота по отношению к июлю", — рассказали vgudok.com в компании.
Что касается изменившихся после начала специальной военной операции на территории Украины условий рынка грузоперевозок, то в Global Ports называют уже известные: международные санкции, повышенную волатильность финансовых рынков и курса российского рубля, резко возросший уровень экономической неопределённости, приостановку работы контейнерных линий и ряда грузовладельцев в России, нарушение цепочек поставок в контейнерном сегменте и деконтейнеризацию экспорта.
"В результате ухода с рынка ряда крупных международных перевозчиков и ограничений в портах Европы контейнерные грузопотоки во многом переориентировались нагрузка на порты Дальневосточного бассейна, нагрузка на порты в регионе возросла.
Ещё одним заметным изменением стало замещение флота: на смену стандартизированным контейнеровозам линий, приостановившим работу в России, приходит разноплановый флот. Это отрицательно сказывается на операционной эффективности, так как новый флот требует адаптации процессов обработки и, соответственно, в среднем обрабатывается дольше", — отметили в Global Ports.
Впрочем, помимо проблем у самих портовиков существует и вопрос стыка портовой инфраструктуры с железной дорогой, который может провоцировать большое количество претензий с обеих сторон.
"Второй системный негативный момент — переход ответственности на стыке порт-дорога. Конечно, существует миллион регламентов, но нет ничего более эффективного, чем бизнес-мотивация эффективно работать.
Такая совместная бизнес-институция (компания с долей в бизнесе порта и дороги) реализована исключительно в порту Усть-Луга.
И она демонстрирует высокие показатели эффективности работы на стыке за счёт прямой материальной заинтересованности компании. Такой опыт следует распространять и на другие порты", — уверена Мария Никитина.
В Global Ports также отметили, что на Дальнем Востоке одним из ключевых узких мест остаётся высокая загрузка Восточного полигона и смежной с портами железнодорожной инфраструктуры.
"Бесперебойной обработке возрастающего объёма контейнерных грузов через порты Дальнего Востока в импортном и экспортном направлениях, среди прочего, способствовали бы такие факторы, как своевременный подсыл порожних платформ с западного направления, приоритезация контейнерных грузов в направлении и из портов Дальнего Востока, расширение железнодорожной инфраструктуры", — рассказали нам в компании.
Среди возможных реальных путей решения вопроса узких мест при доставке грузов по железной дороге в дальневосточные порты в Global Ports назвали следующие:
- увеличение пропускных возможностей за счёт развития железнодорожной инфраструктуры как Транссибирской магистрали железных дорог, так и крупных узловых (грузовых и сортировочных) станций;
- более качественное и прозрачное совместное планирование работы в соответствии с Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 26.08.2020 г. № 327 "Об утверждении типовых форм договора об организации работы по обеспечению перевалки грузов в морском порту" https://cdnstatic.rg.ru/uploads/attachments/195/53/46/59862.pdf, что поможет повысить качество взаимодействия между перевозчиком и стивидорами;
- увеличение движения длинносоставных (объединённых) поездов, что позволит при дефиците платформ на Дальнем Востоке, где сейчас сконцентрированы импортные потоки, подводить с Центральной и Европейской части России порожние платформы для последующей погрузки контейнеров.
Все эти предложения не кажутся неразрешимыми.
Более того, возникающие проблемы не заставляют компании отказываться от инвестиций в дальневосточную портовую инфраструктуру. Например, "Восточная стивидорная компания" (ВСК, входит в группу Global Ports) имеет долгосрочную инвестпрограмму по развитию складских, причальных и перегрузочных мощностей с учётом перспектив роста контейнерооборота в Дальневосточном бассейне.
"Группа Global Ports последовательно инвестирует в ВСК в течение многих лет, что позволяет терминалу обеспечивать бесперебойную и эффективную перевалку экспортных и импортных объёмов в условиях высокой волатильности рынка и при пиковых нагрузках.
Интенсивное развитие ВСК как ответственного инвестора Приморья и крупного контейнерного хаба в России остаётся приоритетом группы Global Ports", — сказали представители перевозчика.
В целом, по словам нашего источника на рынке, портовые мощности вполне справляются с разворотом железнодорожных перевозок на Восток. Однако у дальневосточных портов есть своя специфика, как и у всех портов в стране.
Например, порты Азово-Черноморского бассейна (АЧБ) "страдают" в сезон отпусков, когда на Северо-Кавказскую железную дорогу выходит большое количество дополнительных пассажирских поездов (а в этом году из-за прекращения авиасообщения с рядом курортных городов их стало ещё больше), которые "отбирают нитки графика и тягу у грузовых". В случае с Дальним Востоком одной из таких особенностей является зима.
"Стандартная зимняя проблема — смёрзшийся уголь, с которым возятся стивидоры, время на разгрузку увеличивается, объявляются конвенционные запреты РЖД на погрузку на ту или иную припортовую станцию. Что будет этой зимой, с учётом того, что ехать надо всем (и угольщикам, и металлургам, и всем-всем-всем, кого от Европы отлучили) — самому интересно", — сказал источник vgudok.com в отрасли, уточнив, что эта проблема касается не всех терминалов.
При этом наш источник считает, что наладить работу железнодорожников и портовиков до оптимального уровня на сегодняшний день вряд ли получится:
"В нулевые годы [такое оптимальное сотрудничество] вполне себе было. А в ситуации, когда аппетиты грузовладельцев (главным образом угольщиков) сильно превышают возможности инфраструктуры, — скорее утопия".
P. S. После общения с участниками рынка складывается ощущение, что в условиях перебоев работы транспортных сетей железнодорожники, портовики и другие заинтересованные стороны будут вынуждены сесть за стол переговоров и найти компромиссы. Другого выхода нет, потому что зима в разгаре и уже очевидно, что тяжёлой она будет для всех.
Рейтинг:
Увеличить шрифт Увеличить шрифт | |  Версия для печати | Просмотров: 10
Введите e-mail получателя:

Укажите Ваш e-mail:

Получить информацию:

Вконтакте Facebook Twitter Yandex Mail LiveJournal Google Reader Google Bookmarks Одноклассники FriendFeed
 Специальное предложение

Зарегистрируйтесь на мероприятие от аналитиков INFOLine и получайте ежедневное саммари главных событий отрасли в течение всего сентября.

Предложение действительно для участников:

  • Сессии WorldFood-21 "Новые стратегии поставщиков, ритейла и HoReCa: ориентация на экспорт, вертикальная интеграция, цифровизация и другие стратегии", 22 сентября 2021 года. Подробнее
  • Форума для поставщиков "Диалог Х5-2021", 30 сентября 2021. Подробности и регистрация

Получите пример Summary и специальное предложение на подписку ЗДЕСЬ