Получить рейтинг INFOLine Retail Russia TOP-100

Новости промышленности

 Услуги INFOLine

Периодические обзорыПериодические обзоры

Готовые исследованияГотовые исследования

Курс доллара США

График USD
USD 21.11 63.8881 0.0000
EUR 21.11 70.4111 0.0000
Все котировки валют
 Топ новости

Без излишков. " The DairyNews". 30 января 2018

Интервью с Антонио Альберто Роша Оливейрой, Атташе по сельскому хозяйству Министерства сельского хозяйства, животноводства и продовольствия Посольства Федеративной Республики Бразилия в Российской Федерации
В эксклюзивном интервью The DairyNews Антонио Альберто Роша Оливейра рассказал о молочной отрасли Бразилии, о взаимодействии бизнеса и науки, об основных проблемах индустрии, а также поделился своими впечатлениями о России.
DN: Антонио, что входит в Ваши обязанности?
Антонио: В посольстве Федеративной Республики Бразилия название моей должности - атташе по сельскому хозяйству. Но некоторые называют эту должность - советник по сельскому хозяйству.
Обязанности атташе по сельскому хозяйству довольно сложные и имеют широкий спектр, они отражают разнообразие технических вопросов, связанных с интернационализацией сельского хозяйства. К числу наиболее важных задач относятся, во-первых, поиск более благоприятных условий для доступа сельскохозяйственной продукции в зарубежные страны. Во-вторых, изучение зарубежной сельскохозяйственной политики и законодательства, что представляет интерес для бразильского сельского хозяйства. В-третьих, Атташе по сельскому хозяйству занимается санитарными и фитосанитарными вопросами. В-четвертых, я отвечаю за участие Бразилии в мероприятиях, посвященных вопросам агробизнеса, и мониторингу деятельности по сотрудничеству в области сельского хозяйства, включая политику в области охраны окружающей среды, искоренения голода и развития сельских районов. Этот проект начался в Бразилии в 2010 году.
С 2010 по 2014 год мой предшественник провел 4 года в России. Я приехал сюда в июне 2015 года.
Бразилия имеет 8 атташе по сельскому хозяйству, которые рассредоточены по всему миру: в России, Китае, Японии, Южной Африке, США, Аргентине, а также в миссиях во Всемирной торговой организации в Женеве и в Европейском Союзе.
DN: Сельхозпроизводители Бразилии общаются с российскими производителями или, может быть, со СМИ?
Антонио: Это не распространено и происходит не часто. Общение между российскими и бразильскими производителями или СМИ происходит на конкретных мероприятиях, выставках, таких как "Продэкспо", WorldFood Moscow и во время проведения миссий. Некоторые бразильские производители приезжают в Россию, я встречаюсь с корреспондентами, и россияне также приезжают в Бразилию.
DN: Какая российская продукция может поступать в Бразилию? Какие товары из России вам интересны?
Антонио: В агропромышленном секторе мы покупаем в России преимущественно удобрения.
Бразилия не может обеспечивать себя, потому что это тропическая страна. Мы не можем производить достаточное количество пшеницы, чтобы прокормить население, и нам приходится закупать ее у других стран, таких как Аргентина, Соединенные Штаты и Канада.
Cейчас мы ведем переговоры о закупке пшеницы, рыбы и некоторых видов мяса.
DN: Мяса? Вы серьезно?
Антонио: Да, но только определенных сортов, потому что, вы правы, Бразилия сама продает России свежее мясо. Но переговоры идут. По сути, два месяца назад ветеринарная миссия из Бразилии приехала в Россию для осмотра некоторых производителей мяса, особенно высококачественной говядины.
DN: На Ваш взгляд, какой опыт молочной индустрии Бразилии может быть интересен России?
Антонио: Как вы знаете, Бразилия очень известна в агропромышленном секторе. Мы разработали много технологий в этой области. Есть ряд вопросов, по которым бразильский опыт был бы чрезвычайно полезен российским фермерам, это касается производства зерна, растениеводства и животноводства, здоровья и благополучия животных, органического производства и многого другого. Особые вопросы связаны с системой минимальной обработки почвы и интеграцией растениеводства, животноводства и лесных систем (ICLF).
Бразильские фермеры впервые начали заниматься системой минимальной обработки почвы, при которой почва не вспахивается, а урожай не собирается на уровне земли. Скорее, срез остается высокий, а остатки растительной массы перегнивают в поле, обеспечивая слой органического материала. Урожай следующего года высаживается непосредственно в этот органический слой, при этом сохраняется больше питательных веществ в почве. И я думаю, что на данный момент, принимая во внимание высокие технологии, будет происходить интеграция лесов, сельского хозяйства и животноводства. Поля используются поочередно для выращивания сельскохозяйственных культур и животноводства, а лесополосы высаживаются между полями, где может пастись скот. Это, оказывается, является лучшим средством, разработанным до сих пор, для спасения деградировавших пастбищ. Система повышает интенсивность землепользования и севооборота в сочетании с животноводством, что позволяет прокормить больше людей, не вырубая леса. В рамках этих технологий наши фермеры могут сотрудничать с российскими фермерами.
DN: Антонио, как в Бразилии налажено сотрудничество между бизнесом и научной сферой?
Антонио: Ответ на этот вопрос дает мне дополнительный повод для гордости. Потому что я исследователь. Я работал в Бразильской сельскохозяйственной исследовательской Корпорации Embrapa. Это учреждение принадлежит нашему Министерству сельского хозяйства, животноводства и продовольствия.
Миссия Embrapa заключается в генерации и распространении знаний, научно обоснованных решений и технологий для сельского хозяйства Бразилии. Это крупнейшее агентство сельскохозяйственных НИОКР в Латинской Америке, как по численности персонала, так и по расходам. Штаб-квартира организации находится в столице Бразилии и располагает 46 децентрализованными подразделениями, локализованными по всей стране, во всех бразильских биомах. В децентрализованные подразделения входят научно-исследовательские центры, специализирующиеся на продукции животного и растительного происхождения, эко-региональные центры и сервисные подразделения.
Embrapa имеет интегрированную систему с аграрными университетами и другими научно-исследовательскими учреждениями.
Embrapa в переводе с португальского: Эм - empresa – это компания, Бра – brasileiro, бразильский, Па - Pesquisa Agropecuaria – исследования в области сельского хозяйства. На английском языке это - бразильская сельскохозяйственная научно-исследовательская корпорация, но Embrapa является еще и логотипом.
170 литров на голову
DN: Расскажите, пожалуйста, в какие страны вы экспортируете свои молочные и мясные продукты?
Антонио: Мы начали экспортировать молочные продукты, но у нас их не хватает, мы их закупаем, хотя импорт в этом году сокращается. Три года назад мы импортировали много молочных продуктов из Аргентины, Уругвая и Нидерландов. Но из года в год мы совершенствуем собственное производство и сокращаем импорт. Мы также начали экспортировать.
Население Бразилии - 202 миллиона жителей. Каждый житель потребляет в год 170 литров молока, это очень высокий уровень потребления. Китай потребляет всего 60 литров в год на душу населения. Мы являемся четвертым производителем молочной продукции в мире, но должны кормить собственное население. Стараемся экспортировать, но прежде всего мы должны заполнить внутренний рынок.
Тем не менее, мы экспортируем в Россию. Кроме того, наши главные покупатели - Венесуэла, Ангола, Алжир и Саудовская Аравия.
Несколько лет назад мы начали экспортировать в Россию, в основном сыр и масло. Поскольку здесь, в Бразилии, трудно найти некоторые молочные продукты, которые мы используем, то в Бразилии широко распространены, например, сухое или сгущенное молоко. Мы экспортируем много сухого молока, немного жидкого молока и сгущенного молока.
DN: В какие страны?
Антонио: В Венесуэлу, Анголу, Алжир, Саудовскую Аравию.
DN: Что Бразилия экспортирует в Россию?
Антонио: В Россию мы экспортируем сыр и масло. Мы можем экспортировать и сухое молоко, но я не думаю, что Россия покупает его слишком много.
DN.: Антонио, каковы показатели сельскохозяйственного сектора страны за последний год?
Антонио: Бразильские фермеры имеют хорошую доходность от урожая, потому что урожай продается в долларах – более сильной валюте по сравнению с бразильским реалом. А бразильские культуры наращивают объемы и становятся более конкурентоспособными, поэтому проблем у нас не так уж много; так как мы продаем в долларах, то когда производители получают выручку в местной валюте, они имеют прибыль. Эта тенденция кажется перспективной после упадка в 2016 году.
Весь мир в кризисе, потому что цена была низкая: в 2016 году наблюдалось снижение на 2,3% по сравнению с 2015-м. Но, по прогнозам, в 2017 году в сельском хозяйстве Бразилии урожай увеличился на 14,2%, потому что в основном мы кормим наших коров зерном, произведенным в Бразилии, кукурузой и соей. И по итогам года у нас будет очень высокий уровень производства этих двух видов зерна. Цена кормов для животных снизится.
Коммерческое поголовье КРС
DN.: Антонио, у вас есть статистика о молочной сфере? Сколько ферм в Бразилии? Сколько у вас коров? Какова продуктивность? У вас есть эти цифры?
Антонио: Бразилия занимает второе место в мире по численности крупного рогатого скота. Индия первая, но у них в основном некоммерческое поголовье. Бразилия имеет самое большое коммерческое поголовье в мире. Мы превзошли Индию.
В 2017 году поголовье крупного рогатого скота в Бразилии составляет приблизительно 2053,2 миллиона голов. 10% - это молочный скот, получается- 20 миллионов голов.
Мы производим больше мяса и экспортируем его. К концу 2016 года мы имели 20 миллионов быков и 1,3 миллиона компаний- производителей мяса.
Наше производство молока составляет более 54 млрд. литров в год. Благодаря этому Бразилия занимает четвертую позицию по производству молока в мире.
DN: Есть ли у вас данные о продуктивности молочного скота?
Антонио: Бразилия - огромная страна, у нас разные климатические условия и ситуации, разные производственные системы. На юге и юго-востоке используют больше технологий. Продуктивность в США лучше, около 8000 кг на одну корову в год, в России около 4000кг, в Бразилии половина показателя России – в среднем 1500 кг на корову в год.
Бразилия имеет пять регионов: северный, северо-восточный, центрально-западный, юго-восточный и южный. На юге у нас высокая продуктивность, на севере - очень низкая. В среднем продуктивность составляет 2000 литров. По этому показателю мы лучше Индии, но ниже Китая, России, Германии и Франции. Как я уже сказал, Бразилия - тропическая страна, и наше поголовье не является чистопородным. В Европе используют черно-пестрый, голштинский скот. А в Бразилии мы скрещиваем голштинский скот с Зебу из Индии. В Бразилии главная цель – не молоко, а мясо. Коров разводят для получения и молока, и мяса. Это снижает продуктивность. Плюс условия: в тропиках очень жарко. Но мы стараемся улучшать показатели. В Embrapa есть специализированный молочно-исследовательский центр крупного рогатого скота для улучшения генетики коров.
DN: Это очень интересно, потому что я предполагала, что в России самая низкая продуктивность в мире.
Антонио: Нет, российские показатели ниже, чем в Соединенных Штатах, Германии, Нидерландах и Франции, но выше, чем в Бразилии, Индии и Китае. Это хорошее положение.
DN: Не могли бы вы рассказать, какие виды ферм популярны в Бразилии? Это семейные фермы, мегафермы или какие-то другие?
Антонио: В Бразилии в молочном секторе у нас много семейных хозяйств, как я уже сказал, на севере и северо-востоке преобладают семейные фермы. На юге и юго-востоке, в центре Бразилии есть мегафермы. Но большинство – именно семейные.
Иногда крестьянам приходится доить коров вручную. На некоторых небольших фермах - всего две коровы. В других условиях, на юге, все механизировано, фермеры используют технологии и современное оборудование.
DN: Сколько коров фермеры обычно имеют на семейной ферме? 100 голов или меньше?
Антонио: Существуют разные системы. Я думаю, средний размер фермы составляет от 20 до 100 голов. Мегафермы не в счет.
Престиж фермерства
DN: Как вы думаете, для фермера престижно заниматься молочным животноводством? С учетом вышесказанного, наверное, в Бразилии это довольно сложно.
Антонио: Думаю, это традиция. Потому что в Бразилии у нас есть активность в молочном секторе в 99% городов. По всей стране вы найдете молочный скот, в небольших или в больших количествах.
Бразильцы потребляют много молока, в основном дети. Взрослые уменьшают потребление, потому что, например, люди в возрасте беспокоятся о содержании жира. Но им нужен кальций. Им нужно больше молока. В Бразилии мы привыкли пить молоко каждый день. Кофе с молоком на завтрак. Мы являемся крупнейшим производителем и экспортером апельсинового сока. Но мы не пьем так много апельсинового сока, как молока. На завтрак все пьют кофе с молоком.
Люди привыкли выращивать коров, чтобы иметь молоко для личного пользования.
DN: Как в Бразилии организован процесс сбора молока?
Антонио: Давным-давно основными приемщиками молока были кооперативы. В Бразилии кооператив сыграл очень важную роль в молочном секторе. Крупнейшие компании в молочном секторе в Бразилии – это кооперативы, и они многонациональны: из Швейцарии, из Франции. Сейчас крупнейшие компании увеличивают свое участие на бразильском рынке.
В начале XXI века кооперативы были повсюду. Люди производят молоко, а они забирают его.
DN: Если говорить о перерабатывающих компаниях, то какие компании пользуются большей популярностью в Бразилии? Отечественные компании или транснациональные компании?
Антонио: На молочном рынке много предприятий, конкурирующих за рынок, в том числе многонациональные и национальные компании и кооперативы. В 2016 году первое место в рейтинге сохранила за собой швейцарская Nestle, но французская Lactalis поднялась на несколько позиций и значительно приблизилась к Nestle. Бразильские кооперативы идут сразу за ними: Itambe, Laticinios Bela Vista.
Также у нас есть "Аврора" - это бразильская компания.
DN: Антонио, как насчет малых перерабатывающих компаний, существуют ли они на рынке?
Антонио: Да, существуют. Но для них сложно выживать в отрасли, поскольку крупные компании пытаются их купить. Крупные компании базируются на юге и юго-востоке Бразилии. На севере и северо-востоке преобладают малые компании, производители и переработчики. Эти компании находятся в центре Бразилии.
DN: Российский потребитель предпочитает покупать продукцию не массового производства у крупных компаний, а пробовать что-то очень уникальное, например, сыр или йогурты. В Бразилии то же самое?
Антонио: У нас в Бразилии есть сыр, который ценится, поскольку его производство ограничено. Спрос высокий. Есть много людей, которые предпочитают покупать конкретный молочный продукт, потому что в нем есть что-то особенное по сравнению с единообразной продукцией.
Бразильская молочная ассоциация
DN: В Бразилии существуют Ассоциация переработчиков молока?
Антонио: Ассоциация по переработке молока- Бразильская молочная ассоциация. У нас есть три крупных компании, организации и ассоциации. Три ассоциации: Бразильская Ассоциация производителей сыров, Бразильское кооперативное общество - Ассоциация производителей молока и мяса, Бразильская Ассоциация производителей стерилизованного молока.
DN: В чем миссия этих организаций?
Антонио: В продвижении и попытке получить лучшие условия, решить проблемы. В Бразилии у нас много проблем с транспортом, инфраструктурой. Они подталкивают правительство на какие-то действия. И представляют интересы многих, потому что было бы нехорошо, если бы каждая компания направлялась в правительство для решения проблем. Они продвигают имидж продукции в разных странах, чтобы продавать и получать лучшие условия для внутренней продукции.
DN: Существует также APEX Brazil. Какова роль этой Ассоциации?
Антонио: APEX Brazil принадлежит бразильскому правительству. Два года назад она принадлежала Министерству промышленности и торговли. Теперь она будет передана в Министерство иностранных дел.
APEX Brazil является очень важным партнером для компаний, производящих не только сельскохозяйственную продукцию, но и для всего, что экспортирует Бразилия. Их миссия заключается в продвижении бразильской продукции сельского хозяйства, транспорта, самолетов и так далее.
DN: Если говорить о развитии молочного производства в вашей стране, есть ли шанс, что показатели могут вырасти, может ли продуктивность в Бразилии быть более 1500 литров на одну корову?
Антонио: Такова цель научно-исследовательского института Embrapa. Есть много факторов, за счет которых можно увеличить производство: питание коров, генетика, санитарное оборудование, перерабатывающие заводы и трудовые ресурсы. Это создает конкурентные условия для бразильского качества, а также для цены на молоко и побочные продукты.
Поддержка Правительства
DN: У вас уникальная страна, в которой не получилось бы реализовать опыт, например, из Голландии или Ирландии. Где вы получили свой опыт по генетическим проблемам, по питанию, где получают его бразильские фермеры и перерабатывающие компании?
Антонио: Embrapa имеет Labex- внешние лаборатории в самых стратегических странах. В Нидерландах в Вагенингене, в Великобритании, в США, в Китае, в Японии.
В апреле 2017 года состоялась встреча российских и бразильских властей. И российские власти заинтересовались Labex.
Мы завезли генетику из Индии, разновидность Зебу-G, и голштинскую породу из Нидерландов. Этот гибрид получил название Джироландо (Girolando), где -оланд- означает "Голландия", и является основным видом продуктивных коров в Бразилии.
DN: Поддерживает ли государство молочную промышленность в вашей стране?
Антонио: Да, поддержка есть. В основном предоставляются кредиты, оказывается помощь в улучшении генетики. Увеличивается поддержка со стороны бразильского правительства, низкие затраты на производство и некоторые причины увеличения производства. Бразильское правительство также поддерживает молочную промышленность, генетику и разведение коров.
DN: Они помогают, инвестируя деньги в эту отрасль?
Антонио: Бразильское правительство предоставляет кредиты на покупку оборудования, на улучшение условий. Но кредиты - это одна сторона поддержки. С другой стороны, правительство проводит эксперименты, испытания на фермах. Это работа в лабораториях, и они используют фермы для проверки кормов, адаптации коров, продуктивности. И это долгий процесс, занимающий не один год. Это период от трех до пяти лет, потому что начинать нужно с самого начала, выращивать и производить новые гибриды.
Проблемы Бразилии
DN: На Ваш взгляд, с какими проблемами сталкивается молочная промышленность в вашей стране?
Антонио: У нас много проблем. Главным образом - инфраструктура. Страна большая, и есть трудности с транспортировкой продукции. Бразильский транспорт - в основном автомобильный, железнодорожного у нас нет. Еще одной проблемой является санитария, поскольку некоторые заболевания и паразиты должны контролироваться.
DN: Каковы тенденции в потреблении?
Антонио: В Бразилии молоко пьют не только дети, но и взрослые. Есть много молочных продуктов. Мы производим все из молока.
Растет потребление и производство йогурта. Но все знают об использовании обезжиренного молока для здоровья и о высоком содержании кальция. Именно поэтому врачи рекомендуют взрослым употреблять его. Потому что взрослые женщины имеют дефицит кальция. Кальций в костях пожилых людей нуждается в замене.
Пожилые люди переживают из-за содержания жира, холестерина в молоке. Вот почему в Бразилии у нас сейчас обезжиренное молоко. Оно все равно богато кальцием, но не содержит жира. Потому что кальций присутствует не в жире. Тенденция для здоровья - использовать не цельное молоко, а обезжиренное.
Дети и спортсмены должны пить цельное молоко. Обезжиренный творог содержит много белка и особенно популярен среди тех, кто занимается спортом. Это тенденция.
Моя семья и я любим йогурт. Мы едим йогурт каждый день.
DN: Антонио, если говорить о сотрудничестве двух стран - Бразилии и России, то как Вы оцениваете это сотрудничество? Оно положительно или нет?
Антонио: Российское сельское хозяйство растет с каждым годом. Считаю возможным сотрудничество России и Бразилии в молочной сфере. Потому что Бразилия - тропическая страна, которая, как я уже сказал, имеет опыт в генетике. Именно в этой области, я думаю, мы можем сотрудничать с россиянами. Бразилия имеет большой опыт в том, как разводить коров. Мы можем конвертировать опыт бразильских экспертов и компаний, касающийся селекции пород, кормления и кормов для животных, ветеринарных вопросов и другие. Думаю, здесь возможно очень тесное сотрудничество.
DN: Полагаю, для бразильских компаний появилась неплохая возможность выйти на молочный рынок России, когда были введены санкции и эмбарго. Думаю, что с 2014 года, наблюдается огромный рост экспорта в Россию.
Антонио: Это правда. Таковы обстоятельства. Эмбарго ввели в августе 2014 года, а уже в сентябре три бразильские молочные компании начали поставки молочной продукции в Россию. Новый экспорт должен был заполнить пробел, оставленный европейским поставщиком. Только три компании в сентябре 2014 года. С каждым годом мы увеличиваем объемы. Как я уже говорил, за эти 3 года больше бразильской молочной продукции стали экспортироваться в Россию. И сейчас у нас 26 компаний, имеющих право на экспорт молочной продукции в Россию.
DN: Как называются эти три компании, которые первыми начали свой бизнес в России?
Антонио: Itambe, Tirolez и Schreiber. Мы проводим инспекцию Россельхознадзора. Кстати, "Аврора" уже имеет представительство здесь, в Москве. Эта компания производит мясные и молочные продукты.
DN: Как, на ваш взгляд, будет развиваться сотрудничество между Россией и Бразилией в ближайшее время? Как вы только что сказали, в 2014 году было всего 3 компании, на данный момент их 26. Как Вы оцениваете, будут ли какие-то разработки с увеличением количества компаний или ныне работающие компании будут экспортировать больше в Россию?
Антонио: Проблема в том, что Бразилия не является самодостаточной по молоку. Такие страны, как Новая Зеландия, Ирландия, имеют избыток молока за счет небольшого населения. У нас еще нет излишков. Экспорт молочных продуктов является новым направлением, у нас есть давний опыт по кукурузе, сахару, сое. А молочные продукты – самое новое направление.
Мы стараемся быть самодостаточными, в определенное время мы начали продавать. Я думаю, что эти 26 компаний - максимум, остальные продают на внутреннем рынке и у них нет лишнего молока для экспорта. Думаю, мы здесь работаем, каждый месяц видим в Бразилии документы от компаний, мясных компаний, компаний по производству мяса птицы, свинины и говядины, они пытаются продавать в Россию. Это то, что у нас есть.
Я думаю, что условия хорошие, и это эмбарго - не наша вина, но нам не хватает молока на продажу. Мы должны кормить людей. Если появится больше продукции, то, думаю, будет больше 26, потому что в мясной сфере у нас более 60 компаний.
DN: Если говорить об этих 26 компаниях, которые уже находятся на российском молочном рынке, то какие маркетинговые инструменты они используют для продвижения своей продукции для потребителей?
Антонио: Основной инструмент – это выставки, такие как "Продэкспо" и World Food. APEX Brazil играет очень важную роль в этом продвижении.
Впечатляющая страна
DN: Каково ваше первое впечатление от России?
Антонио: Мой помощник Рустам мне очень помог. Я не говорю по-русски, только некоторые основные слова. Часто в своей работе использую английский язык. Но я провел 4 года в Великобритании, защитил там кандидатскую диссертацию.
Эти два года в России были очень приятными. Я много читал о российской истории. У вас очень впечатляющие страна и народ. Уверяю вас, вам стоит поехать в Бразилию, мы очень хотим увидеть русских. Потому что нам здесь нравится. Перед тем, как мы приехали сюда, мы волновались о холодной температуре. Потому что в Бразилии минимальная температура +19C. Я живу на северо-востоке Бразилии. В Великобритании бывало и ниже нуля, но у моих родных никогда не было такого опыта.
DN: Ваша семья никогда раньше не видела снега, верно?
Антонио: Мои дети были в восторге. У меня мальчик и девочка. Они полюбили зиму и снег. Как я уже сказал, русские отличаются от бразильцев. Русские очень закрыты в себе. Бразильцы более праздничные, но русские всегда готовы помочь, они очень приятные и, как я уже сказал, если в стране такая погода, можно просто надеть комфортную одежду, и проблем нет вообще.
Первое впечатление от России было очень хорошим, очень приятным. Когда я приехал сюда во время фестиваля, который проводился весной, температура была очень комфортной. Я впервые работал в России, жил в Москве, путешествовал: бывал в Сочи, в Санкт-Петербурге. Я очень доволен. Буду очень скучать по России, когда вернусь в Бразилию.
DN: Если говорить о продуктах. Вы видели какие-нибудь уникальные продукты, которые вам очень понравились?
Антонио: Водка очень хорошая. "Белуга" - очень-очень приятная. Икра в Бразилии не слишком распространена, она очень дорогая. Но я познакомился, и не только я, но и моя жена, и мои дети, со сметаной и супом под названием "борщ". Никогда раньше не пробовал сметану. А суп "борщ" - отличный, немного кисловатый и пряный.
В России нет продуктов, к которым мы привыкли, например, манго, папайя. Они очень дешевые в Бразилии.
В минувшие выходные мы поехали в грузинский ресторан "Хачапури". Моя семья, мои дети ели хачапури, хинкали. Грузинский ресторан оказался отличным. Но это другая кухня.
За период, проведенный мною в Великобритании, пробовал только рыбу с чипсами. Тогда я был холостяком, теперь не люблю рыбу и чипсы в больших количествах.
DN: Почему вы решили заниматься сельским хозяйством? Почему выбрали эту сферу?
Антонио: Потому что я родился в северо-восточном штате. Мой край - это аграрный регион, где нет большой промышленности. Самым промышленным регионом в Бразилии является юго-восток, там есть автомобильная промышленность.
Поэтому, когда я был маленьким мальчиком, я любил сажать, выращивать. Когда учился в Бразилии в университете, решил стать агрономом. У меня есть диплом по агрономии. После этого я получил степень магистра в Минас-Жерайсе по заболеваниям растений. Затем отправился в Соединенное Королевство, в высокогорье. Английский юг – это промышленный регион, сельское хозяйство распространено на севере. Я жил на севере, недалеко от Шотландии, в Йоркшире. В Лидском университете защитил докторскую диссертацию по сельскому хозяйству.
После этого я вернулся в Бразилию. Я работал в Эмбрапа, и оттуда меня направили пройти этот курс обучения. До прихода сюда я работал с болезнями фруктов, апельсинов, семян фруктов, папайи и др.
Я ездил в США, на Гавайи, где провел один год, чтобы продолжить образование после защиты докторской. Это мое прошлое, которое связано с сельским хозяйством. В основном с растениеводством. Как я уже говорил, на юге у нас большая компания, много крупного рогатого скота, коров, а на северо-востоке коров меньше. Мы проводим больше экспериментов с овощами. Когда вы учитесь в университете в Бразилии, вы должны сделать выбор – учиться на факультете агрономии и овощеводства или на факультете животноводства. Я учился на факультете овощеводства.
DN: Спасибо большое!
Рейтинг:
Увеличить шрифт Увеличить шрифт | |  Версия для печати | Просмотров: 10
Введите e-mail получателя:

Укажите Ваш e-mail:

Получить информацию:

Вконтакте Facebook Twitter Yandex Mail LiveJournal Google Reader Google Bookmarks Одноклассники FriendFeed
 Специальное предложение

Специальное предложение от INFOLine

При покупке любого готового продукта INFOLine , мы предлагаем в подарок 3 месяца бесплатной подписки на информационную услугу «Тематические новости» по любому направлению:

Электро и теплоэнергетика и ЖКХ

Рынок продуктов питания

Металлургия и ГОКи

Машиностроение

Транспорт

Услуги

Потребительский рынок

Химическая и фармацевтическая

Строительство

Нефтяная и газовая

Лесная и мебельная

Строительные материалы

Розничная торговля

Все отрасли

Агентство INFOLine обладает большим опытом мониторинга СМИ, уникальным программным обеспечением и технической базой для работы с любыми информационными потоками. Ежедневно специалисты агентства обрабатывают более 20 000 материалов об экономической деятельности компаний в России и мире. 

Узнать подробнее о продуктах INFOLine и специальном предложении Вы можете по телефону +7(812)3226848 или по электронной почте mail@advis.ru.