Получить презентацию INFOLine с сессии «Потребитель и продовольственный ритейл: эволюция или революция?»
Онлайн-консультанты: Skype INFOLine
INFOLine проводит АКЦИЮ: Вам предоставляется пробная подписка в течение месяца на информационный бюллетень "Объекты инвестиций и строительства РФ"

Новости промышленности

 Услуги INFOLine

Периодические обзорыПериодические обзоры

Готовые исследованияГотовые исследования

Курс доллара США

График USD
USD 13.11 67.5238 +0.6741
EUR 13.11 76.0926 +0.2850
Все котировки валют
 Топ новости

Интервью с Ириной Макеевой, заведующей лабораторией стандартизации, метрологии и патентно-лицензионных работ ФГБНУ "ВНИМИ". "DairyNews.ru". 6 ноября 2018

"Молочные скептики" пригласили на еженедельный эфир Ирину Макееву, заведующую лабораторией стандартизации, метрологии и патентно-лицезионных работ ВНИМИ. Острые вопросы, актуальные темы и причины отсутствия системности в молочной терминологии - все это в интервью с экспертом.
DN: Ирина Андреевна, сегодня все говорят о новом термине "заменители молочного жира". Эта идея возникла на рынке с Вашей подачи?
ИМ:Да, это действительно было сделано с нашей подачи - коллектива лаборатории стандартизации, метрологии и патентно-лицензионных работ НИИ молочной промышленности. Со мной работают еще четыре эксперта по стандартизации, трое из которых кандидаты наук. Они, собственно, писали кандидатские диссертации именно по стандартизации. Одна коллега, Наталья Стратонова, защищала работу именно по методике проектирования и экспертизы этикетных надписей.
DN: В чем вообще смысл этих изменений, зачем они нужны?
ИМ:У нас существует огромная проблема. Получается, что в отраслевом техрегламенте есть молочные продукты, молочные составные продукты, молокосодержащие продукты – эта категория мало чем отличается от молочных составных: там больше воды и пищевых добавок, но меньше сухих молочных веществ. Это три группировки без замены молочного жира. Молокосодержащие продукты – это продукты, в которых помимо молочной части должно быть не менее 20% сухих веществ молока и любые немолочные компоненты за исключением растительных жиров. А молокосодержащие продукты с заменителем молочного жира – это четвертая классификационная группировка, регламентированная сегодня техническим регламентом 033 "О безопасности молока и молочных продуктов". Это продукты, в которых молочный жир заменен на заменитель не более, чем на 50%.
DN: А до июля текущего года что подразумевало под собой понятие "молокосодержащий молочный продукт"?
ИМ:Это были продукты только с заменителем молочного жира.
DN: Чем, в таком случае, отличается молокосодержащий продукт от молочного составного?
ИМ:Меньшим содержанием молочной части. То есть в молочном составном продукте сухих веществ молока не менее 50%, для сладких – не менее 40%. А в молокосодержащем – не менее 20%. Это вода, сок, большое количество пищевых добавок. Я вообще не понимаю, для чего было нужно в правовое поле технического регламента вводить такую классификационную группировку.
DN: Но есть ввели, значит, кому-то было нужно?
ИМ:Конечно. Это, безусловно, сделано производителями данной продукции, но вопрос в том, что все научное сообщество не могло противостоять данному предложению.
По своему опыту могу сказать, что бывает так: попадают какие-то новые требования и термины в самую первую редакцию изменения, и порой на какие-то вещи просто не обращают внимания, потому что основные споры проходят вокруг каких-то других предложенных изменений. Но в данном случае при разработке этого изменения основной спор был вокруг наименований. Все были категорически против большой терминологической конструкции.
DN: Все были против, но при этом приняли. Как так?
ИМ:Сегодня это во многом даже политические решения. Когда вводили этот регламент, говорили, что вопрос решен на самом верху, потому что изменение, собственно, и формировалось по распоряжению президента. На одном из совещаний было сказано, что необходимо привести в соответствие терминологию продуктов с заменителями молочного жира в части обязательного отличия термина от действующих молочных и молочных составных; чтобы были внесены изменения, касающиеся маркировки продукта в части информации о содержании растительного жира в жировой части.
Вообще кто-то очень неправильно донес информацию о сложившейся ситуации. СМИ очень активно занимались дискредитацией не только молочных продуктов, но и продуктов с растительными жирами. В регламенте было все правильно, всегда давалась расшифровка заменителя молочного жира – это требование регламента о маркировке пищевых продуктов. В пищевой ценности указывалось содержание жира в продукте. И, на мой взгляд, не требовалась какая-либо дополнительная корректировка. Введения потребителя в заблуждение не было. Но когда СМИ трубили о том, что все плохо, что потребитель введен в заблуждение, а в стране массовая фальсификация, на совещании подняли этот вопрос и Путин распорядился навести порядок.
DN: И кто же навел этот порядок?
ИМ:При ЕЭК принимается решение о разработке регламента или изменений, создается рабочая группа. В данном случае – на базе Министерства сельского хозяйства РФ, поскольку это наш регламент. Я была членом рабочей группы вместе с Минсельхозом, представителями Росстандарта, технических комитетов, отраслевых союзов, участниками рынка. Это большое сообщество.
DN: И чья точка зрения возобладала?
ИМ:Я не могу сказать конкретно, кто делал первую редакцию. В первой редакции вообще был кошмар: вся маркировка для таких продуктов вообще должна была быть в черной рамке. Наименование должно быть как на пачке сигарет – черными буквами. Это был просто кошмар.
Наименование, кстати, в первой редакции было точно таким же: "молокосодержащий продукт с заменителем молочного жира", произведенный по технологии. Самое неприятное во всем этом – то, что у нас сегодня в регламенте записано, что после слов "по технологии" нужны термины, которые есть в разделе понятий технического регламента. Представляете? Даны только два примера: "произведенный по технологии творога" и "произведенный по технологии сметаны". У меня на экспертизе молокосодержащий продукт с заменителем молочного жира, произведенный по технологии питьевого молока. Или молокосодержащий продукт с заменителем молочного жира, произведенный по технологии молока цельного сгущенного с сахаром. Вы представляете, как можно технологию питьевого молока, питьевых сливок использовать для производства продуктов с заменителем молочного жира, с пищевыми добавками и сухим молоком? И вот такой обман сегодня заложен.
В монографии мы написали, что, используя термины, понятия регламента, которые позволяют называть продукт, например, "молокосодержащие консервы с заменителем молочного жира сгущенные с сахаром", понятно, о чем идет речь. Так вот меня обвиняют в том, что мы нарушаем требования технического регламента, потому что такой продукт должен называться "молокосодержащие консервы с заменителем молочного жира, произведенные по технологии молока цельного сгущенного с сахаром".
DN: Кто это протолкнул?
ИМ:Министерство сельского хозяйства выполняло поручение Путина. Распоряжение написано, идет исполнение. Хотя исполнение, на мой взгляд, тоже оставляет желать лучшего.
DN: Кто вообще придумал термин "молокосодержащий продукт"?
ИМ:Я. В 2002 году я была ответственным секретарем ТК186. И совместно с Олегом Гераймовичем мы подготовили проект национального стандарта "Молоко, молочные продукты и молокосодержащие продукты". Мы предложили следующую классификационную сетку: национальные кисломолочные продукты и базовые продукты, такие как молоко и сливки, могут называться таковыми, только если в них содержатся молоко и функционально необходимые ингредиенты, как принято говорить сегодня. Если в продукты добавляются немолочные компоненты и пищевые добавки, то продукты не могут называться ни молоком, ни сливками, ни кефиром и так далее. Мы не знали, как назвать группировку с растительными жирами, и на заседании технического комитета "55 Терминология" специалисты Института русского языка подарили нам термин "молокосодержащий продукт".
Они осчастливили наш рынок, потому что на тот период такие продукты были, в России появились новые технологии, сырьевые компоненты, а как называть эти продукты, никто тогда не знал.
DN: А"Кодекс Алиментариус"никто не читал…
ИМ:Я очень внимательно читала "Кодекс Алиментариус", там есть молочные составные продукты и другие. Также там есть термин "аналог".
Мы же предложили дать название продуктам с растительными жирами: "творожно-растительный", если замена до 50%, и "растительно-творожный", если замена составляла более 50%.
DN: Получается, в ГОСТах и техрегламенте должны быть молокосодержащая продукция, молочная, молочно-растительная и растительно-молочная?
ИМ:Тогда у нас были классификационные термины, потому что мы разработали классификацию, которая позволяла классифицировать все продукты, производимые на предприятиях молочной промышленности. Мы ставили проблему глобально: разделили молочные и молокосодержащие продукты. Молочные не стали делить на молочные и молочные составные, но они разделялись классификационно и терминологически. Если в сметану добавлялись стабилизационные системы, что сейчас сплошь и рядом, то этот продукт назывался не сметаной, а "продукт сметанный". Если осуществлялась замена молочного жира на растительный, продукт назывался "сметанно-растительный", если замена не превышала 50%, и "растительно-сметанный", если превышала.
DN: Но как определить, например, что замена составляет 49%, а не 51%?
ИМ:Стандарт был принят и внедрен. И на заводах, по закладке, по журналам производственного контроля – он тогда еще был на стадии производства продукции. Однако в 2006 году технический комитет приказом Росстандарта был переведен на базу РСПМО и его возглавил Владимир Лабинов, Лариса Абдуллаева стала ответственным секретарем. Это произошло за "кефир фруктовый". В нашей классификационной системе всех все устраивало, кроме этого единственного продукта с фруктовыми приготовлениями. Что делает секретариат 470-го технического комитета… Сначала ГОСТ, а через год все это регламентируется ФЗ-88 "Технический регламент на молоко и молочные продукты". Появляются, как в Кодексе Алиментариус, продукты молочные составные, и сметана, кисломолочный продукт, становится и молочным продуктом, и молочным составным. Значит, в сметану добавляем стабилизаторы и называем сметаной. В регламенте запись: "для молочных национальных продуктов не допускается использование стабилизационных систем". И действительно, в сметане по ГОСТу их нет. А если производитель делает по ТУ и относит ее к молочному составному продукту, сметана со стабилизатором тоже становится сметаной.
В этом же 88-м регламенте все вводящие потребителя в заблуждение творожные, растительные, растительно-творожные, сметанно-растительные и растительно-сметанные продукты становятся просто сметанными и творожными.
DN: То есть Вы с Институтом русского языка разработали классификационный термин "молокосодержащий", к которому можно отнести продукты с заменой жира. А потом на базе этого, уже следующая версия технического комитета под руководством Лабинова и давлением "Вимм-Билль-Данна", была доработана до того, что мы имеем сейчас?
ИМ:Да, до совершенства в плане обмана потребителя.
DN: То есть Вы начали, а они продолжили?
ИМ:Мы навели необходимый порядок. Мы дали системные технические наименования продуктам, которые реально были на рынке. Когда мы сделали справочник, обнаружилось 54 тысячи подвидов молочной продукции, 850 классификационных таблиц, с помощью которых можно было терминировать любой продукт, производимый на предприятиях молочной промышленности.
DN: Также возникает вопрос: откуда возник термин "заменитель молочного жира"? Насколько нам известно, это вообще бренд, который принадлежал компании "Эфко"…
ИМ:Это сделал Владимир Лабинов. Этот продукт производит не только "Эфко", а все компании, производящие смесь из растительных жиров. Меня тогда это очень раздражало, я считала, что это лоббирование интересов чьей-то компании. Только потом я разобралась, что заменитель молочного жира – это некий сбалансированный продукт.
DN: И теперь его стали производить все…
ИМ:Я всегда считала, что ЗМЖ – продукт, производимый крупным промышленным предприятием. Неважно каким. Но оказывается, что если производитель накупил разные виды жиров, сам их смешал и прописал в своих ТУ, что сделал ЗМЖ – это вполне распространенная вещь сегодня. Вот это большая проблема.
DN: Вы сейчас сожалеете, что затеяли все это дело с молокосодержащими продуктами?
ИМ:Я горжусь этим. Последние пятнадцать лет я нахожусь в оппозиции с секретариатом, потому что была категорически против объединения под одним термином "творожный" и "сметанный" в 88-м регламенте, и молочные, и молочные составные, и молокосодержащие, что, собственно, привело к тому вою, который подняли СМИ – и правильно сделали. Наконец-то был подчеркнут терминологический обман.
Надо сказать, что уже в 33-м регламенте эта проблема была уже решена, и продукты творожные назывались "творожными с заменителем молочного жира", в отличие от творожных, относящихся к молочным составным. То же самое и со сметанными продуктами. Это все-таки было сделано – под давлением общественности.
DN: Почему бы вообще не убрать молокосодержащие продукты из ГОСТа, чтобы оставались только молочные продукты без замены? Чтобы Вы сейчас сделали, если бы была возможность вернуться в то время? Я бы определил, что есть молочные продукты, есть молочные составные, а есть продукты, которые не регламентируются регламентом 033 "О молоке", и их я бы отправил в пищевой регламент в качестве аналогов или заменителей молочной продукции.
ИМ:Собственно, сегодня это уже делается. На заседании в Минсельхозе под руководством Оксаны Лут, которая инициировала эти работы, я предложила исключить из 33-го регламента молокосодержащие продукты, отнести все эти продукты к аналогам и убрать их в отдельный регламент. Но технически это очень сложно, потому что специалисты говорят, что это почти нереально.
DN: Что там нереального? Они просто не хотят это сделать…
ИМ:Я опять-таки за системность и навела бы порядок не только в 33-м регламенте, но и смогла бы предложить вариант регламента для этих продуктов, потому что считаю, что продукты с заменителем молочного жира – это очень специфическая продукция, которая нуждается в специализированных требованиях по безопасности, которые сегодня плохо обозначены, определенной маркировки.
DN: То есть Вы предложили их убрать. Кто Вас в этом не поддержал?
ИМ:Мне сказали, что это сложно. И спросили, имею ли я право вообще здесь выступать, поскольку мое мнение противоречит мнению Владимира Харитонова.
DN: Кто Вас поддержал?
ИМ:Меня поддерживают, в первую очередь, союзы жировиков. Видимо, они понимают сегодняшние проблемы своих производителей и болеют за то, чтобы не только молокосодержащие продукты попали под прессинг, но и те продукты, которые выпали из правового поля. Эту тематику мы подняли уже три года назад, потому что по линии Федерального агентства научных организаций мы проводили и обзор рынка, и собирали требования к этой продукции, изучали международную практику.
DN: У Вас было несколько вариантов решения проблемы?
ИМ:Да. Один из них заключался в том, чтобы в 33-м регламенте убрать формулировку "с заменой не более 50%" и вернуть в правовое поле те продукты, которые тоже являются молокосодержащими. То есть вариантов может быть много, но я не последняя инстанция. Проблема в отсутствии в правовом поле целой классификационной группировки: ее терминируют как хотят.
Мы вернули в правовое поле молокосодержащие продукты, о которых говорили, а продукт, в котором творог, но только обезжиренный, а 9% в этом продукте – замена, тоже неплох. Где доказано, что этот продукт плохой?
DN: Но когда потребитель хочет купить творог, он надеется купить именно его…
ИМ:Потребитель хочет купить творог… Стоимость творога – порядка 600 рублей за килограмм. Но не каждый может себе это позволить.
DN: То есть Вы предлагаете обманывать, выдавая за творог более дешевые продукты?
ИМ:Вся моя деятельность с первого дня направлена на защиту потребителя. На стандартизацию и регламентацию терминов к самым спорным продуктам.
DN: Почему тогда потребителю не предложить аналог творога?
ИМ:Я об этом и говорю. Мое основное предложение было стандартизовать на уровне национального стандарта аналоги молочных продуктов с заменой более 50% и с содержанием молочной части не менее 20%, назвать их аналогами творога, сыра и так далее. Есть регламент, в котором четвертая группировка молокосодержащие продукты с заменителем молочного жира ограничены 50-процентной заменой. Продукты, в которых замена больше – до 100%, но содержится молочная часть, я предложила назвать аналогами, потому что на рынке продукты, в которых исключительно растительная основа, например, соя, называются заменителями: заменители сливок, сухого молока, сметаны и так далее. Заменители у нас есть. Молокосодержащие продукты с заменителем молочного жира тоже. А вот группировка, в которой замена более 50% и содержится молочная часть, на рынке отсутствует. И это обман потребителя.
Я предложила стандартизовать эту группировку под названием "аналоги молочных продуктов" и внедрить в промышленность, а потом решать, пойдет ли эта терминология.
DN: Мое предложение: все молокосодержащие продукты, вне зависимости от доли замены, отнести к аналогам – и все.
ИМ:Так я это и предложила. РСПМО и Союзмолоко вообще предложили такие продукты назвать кремом и пастой. Нормальное предложение от экспертов?
DN: Почему нет?
ИМ:Так ведь у нас есть паста ореховая, шоколадная и так далее. Сегодня есть и молочная паста, и творожная, и сметанная. Это продукты и молочные, и молочные составные. Еще есть паста молокосодержащая.
Есть продукты, которые относятся просто к пищевым. У каждой промышленности есть паста, соусы, кремы.
DN: А в молочной промышленности есть пасты, соусы и кремы?
ИМ:Конечно. Например, соусы сметанные. И они реально сметанные. Это сметана со стабилизаторами, с различными грибами, огурцами и другими ингредиентами.
Ассортимент огромный.
DN: Почему бы весь этот ассортимент не вынести из молочного регламента, оставив там только то, что является молочным продуктом? Не поможет ли это потребителю?
ИМ:Наша работа никогда не терпит спешки. Нельзя сразу сделать однозначно правильное предложение. Нужно слушать мнение всех участников рынка, найти консенсус, что безумно тяжко. Самая тяжелая профессиональная работа – с технической терминологией. Сегодня с ней работать правильно не хотят.
DN: В итоге введено понятие "молокосодержащий продукт", который включает в себя все, что угодно, и мы имеем колоссальные проблемы на рынке. Нигде нет таких проблем, как у нас.
ИМ:А возможно два разных продукта с разной консистенцией, массовой долей белка и количеством молочнокислых микроорганизмов называть одинаково?
DN: Сыры тоже бывают разными, но они остаются сырами. Кстати, Вы не хотели бы творог привести к сырам? Творог делается по технологии сыра.
ИМ:Почему? Мы можем сделать творог, не используя ферменты.
DN: Так и сыры можно делать также – мягкие.
ИМ:А кто сказал, что мягкие сыры – не творог? Эта дискуссия многолетняя. Классический творог еще можно каким-то образом отнести к мягким сырам, а как быть с творогом, полученным методом сепарирования?
Любой продукт должен иметь конкретное название "фальсификат", когда он не соответствует какой-то норме.
DN: Вообще где-нибудь в мире вышеозначенные проблемы стоят настолько остро? Как их решают?
ИМ:Зарубежные производители более законопослушные.
Я никоим образом не приемлю обвинений в том, что мы создали основу фальсификации, введя классификационное понятие "молокосодержащий продукт", потому что ничего подобного тогда на рынке не было. У нас было одиннадцать стандартов на продукты, подлежащие государственному резервированию, а рынок тогда, по сравнению с Советским союзом, вырос в сотни раз. Появились новые технологии. Для ряда продуктов технология является основой термина.
DN: Каждый термин стоит больших денег, и на этом классно зарабатывают. Вы не зарабатываете на этом деньги?
ИМ:Я зарабатываю на консультациях по терминированию продуктов, когда люди не знают, как пользоваться существующими регламентами. Я читаю семинары, делаю экспертизы этикеток и технических условий. Этим занимается моя лаборатория, мы сегодня являемся консультационным центром. Мы просто необходимы, к нам обращается вся Россия. Вы безусловно правы в том, что упрощения нужны, но они должны основываться на науке, логике, фактах и здравом смысле.
DN: Расскажите про своего отца. Он сейчас гордился бы Вами?
ИМ:Мой папа член-корреспондент Академии наук. Безусловно, он гордился бы мной. Он был начальником управления пищевой промышленности Министерства науки и образования. Занимался обеспечением НИИ и учебных институтов, различным возможным оборудованием. Он поднимал именно пищевую науку и является действующим членом Академии. Соответственно, к его мнению прислушиваются.
DN: Как он относится к терминам "молокосодержащий", "молочно-растительный", "растительно-молочный"?
ИМ:Система документов, которую разработали, и терминологическая система, и классификация были основой моей докторской диссертации. А папа, будучи доктором наук, профессором, присутствовал на защите и видел, какая реакция была у всего ученого совета, потому что каждый из его членов – специалист других отраслей. Они спрашивали, можно ли применить мою систему в других отраслях промышленности. Сегодня в техническом регламенте Таможенного союза 034 на мясо и мясную продукцию есть мясо-растительные и растительно-мясные продукты. Есть рыбно-растительные консервы. Да, это было сделано после нас и положено в основу тогда еще двух терминологических стандартов – стандарт на мясную продукцию и мясосодержащую. И для продукта из птицы тоже есть эта терминология.
Действительно, проблемы с идентификацией, особенно на стыке замены, есть, но у меня тогда вопрос: с 2005 года работает так хорошо секретариат технического комитета, так почему не до конца разработаны методики выполнения измерений? Критиковать в том, что нет методик, легко. Так почему она не сделана до сих пор. Критиковать просто, но очень сложно быть первооткрывателями. Я могу сказать, что мы сделали очень великое дело, Владимир Харитонов очень нам в этом помогал. И когда кто-то утверждает, что он за то, чтобы продукты назывались просто пастой и кремом, это точно не про нашего академика, это дискредитация его имени.
Работа очень сложная, термин не может быть оторван от системы. Чем короче термин, тем он понятнее и доступнее потребителю.
DN: Когда все это разрабатывалось, что для Вас было главным?
ИМ:Потребитель. Я считаю, что я как потребитель должна четко понимать по наименованию продукта на этикетке, что именно находится в закрытой упаковке.
DN: И что если потребитель видит заменитель молочного жира? Он понимает, что там находится?
ИМ:Заменитель молочного жира – это продукт, не предназначенный для непосредственного употребления. Это сырье для производства других продуктов.
DN: Тогда как должно быть указано, чтобы потребитель все понял?
ИМ:Если у нас написано "сметана", то продукт, в котором есть пищевые добавки, сметаной называться не должен. В свое время я предложила название "продукт сметанный".
Я не хочу критиковать регламентированную терминологию, мы с ней вынуждены сегодня жить: "продукт молокосодержащий, с заменителем молочного жира, произведенный по технологии творога и сметаны". Но если регламент позволяет построить более простую терминологическую конструкцию, то я считаю, что сети не должны заставлять производителя в обязательном порядке писать "по технологии питьевого молока". В таком случае в регламенте есть даже молочный напиток, поэтому пусть пишут хотя бы "по технологии напитка молочного".
Я за защиту молочных продуктов. На рынке их должно быть много, СМИ должны каждый день говорить о том, как важно каждой семье употреблять молочную продукцию. Но молочная продукция не должна быть дешевой, это невозможно. Это самый технологически сложный продукт. Но в сегодняшних условиях может быть продукция, которая содержит заменитель молочного жира…
DN: Она не может быть молочной.
ИМ:Пусть она называется аналогами, я только за. Но заменителями должна называться продукция, которая исключительно из сырья растительного происхождения и которая заменяет наши продукты. И пусть у нас будет классификационная группировка аналогичных продуктов, схожих по свойствам, не только содержащие молочную часть с растительной, и в то же время обязательно пусть будут аналоги. На рынке должен быть ассортимент.
DN: Мне кажется, Вы должны радоваться, что вокруг этой темы много вопросов. Значит, у Вас есть работа…
ИМ:Я порядочный человек и считаю, что зарабатывать на беде производителей плохо, хотя многие зарабатывают – и большие деньги.
DN: Согласитесь ли Вы с утверждением, что для исправления ситуации нам надо убрать термин "молокосодержащие продукты" и сделать из него термин "заменители молочных продуктов" или "аналоги"? А в-вторых, избавиться от понятия "заменитель молочного жира", заменить его на "растительный жир"?
ИМ:Ни в коем случае. Заменители – это продукты, которые заменяют некий молочный продукт. Молочный жир заменяется продуктом исключительно на растительных жирах. Заменитель – это растительный продукт, заменяющий сухое молоко.
Когда продукт может использоваться вместо другого, это заменитель. Термин должен быть как можно короче. Одно слово – это исключительный случай, такого не бывает в технической терминологии за исключением национальных продуктов: молоко, кефир, сметана, творог. Но молоко бывает разное – обезжиренное, сухое, питьевое, сгущенное и так далее.
DN: Но мы должны смотреть с точки зрения потребителя. Потребителю должно быть понятно. А все, что сейчас написано на упаковке, – не понятно.
ИМ:Я не спорю, потому что против жутких молокосодержащих терминов.
DN: То есть Вы его создали, а теперь против?
ИМ:Я создала классификационный термин "молокосодержащий продукт творожно-растительный" и "растительно-творожный". Я пятнадцать лет выступаю в оппозиции к деятельности Секретариата технического комитета в том числе, когда дело касается наименований продуктов, когда они упрощали все и называли молокосодержащие творожными. Термин "творожный" был и молочным, и молочным составным, и молокосодержащим. Я всегда возмущалась тому, что в сметане могут быть стабилизаторы. Это молочный составной продукт, а значит – обман.
DN: Почему Вы против того, чтобы убрать термин "заменитель молочного жира"?
ИМ:Для продуктов исключительно на растительной основе необходимо сохранить: "заменитель сметаны", "заменитель сухого молока", "заменитель сливок".
DN: Почему не заменить его термином "растительный жир"? Теоретически Вы за или против?
ИМ:Надо конкретно смотреть, для того чтобы была система. Растительный жир – это продукт, который не является композиционным. Заменитель молочного жира – это композиция четырех-пяти видов не только растительных масел, но и неких утвержденных жиров, воды, целой группы пищевых добавок.
DN: Какие жиры могут входить в заменитель молочного жира?
ИМ:Это может быть подсолнечное масло, кукурузное, оливковое. Животных жиров быть не может, это фальсификат.
DN: То есть мы можем заменить его термином "растительный жир"?
ИМ:Нет. Растительный жир – это общее понятие. Жир – это не смесь растительных масел.
DN: Тогда почему его не назвать смесью растительных масел?
ИМ:Любое Ваше предложение подлежит обсуждению. Но в системе, если мы говорим, что продукты исключительно на растительной основе, которой можно заменить молочный продукт, я считаю, что необходимо сохранить названия "заменитель сливок", "заменитель сметаны" и так далее и в той же схеме – "заменитель молочного жира".
Я за то, чтобы заняться терминированием группировки, у которой нет названия – продуктов, с заменой более 50%. Нужно называть их, как разрешено в Кодекс Алиментариус, – аналогами. У нас есть общий стандарт Кодекса Алиментариус на пищевые добавки, где использовано слово "аналоги". И у нас есть стандарт Кодекса Алиментариус 95-года на маркировку пищевых продуктов, в котором есть пункт 4.4.1, где сказано: "если для какого-либо пищевого продукта одно или несколько названий установлены в каком-либо стандарте Кодекса, тогда следует использовать одно из этих названий". Я предлагаю использовать термин "аналог" и заниматься вопросами, которые ставите Вы: исключить молокосодержащие продукты из регламента, что означает исключение из категории молочной продукции. Аналоги и заменители – это пищевая продукция. И если такое решение будет принято, я поддержу его, потому что в Кодекс Алиментариус к аналогам относятся продукты, по своим потребительским, технологическим, кулинарным свойствам соответствующие молочной продукции, но таковой не являющейся. И когда у нас будут молочные и молочные составные, я буду наставить убрать молокосодержащие, в которых нет ЗМЖ, перенести их к пищевым продуктам и оставить под аналогами, после чего сохранить группировку "заменители". В терминологии нельзя сделать вещи, которые не будут системны, иначе мы получим результат, который у нас уже сегодня есть.
Рейтинг:
Увеличить шрифт Увеличить шрифт | |  Версия для печати | Просмотров: 10
Введите e-mail получателя:

Укажите Ваш e-mail:

Получить информацию:

Вконтакте Facebook Twitter Yandex Mail LiveJournal Google Reader Google Bookmarks Одноклассники FriendFeed
 Специальное предложение

Для того чтобы проанализировать состояние транспортной отрасли и понять, по какой траектории она будет развиваться далее, специалисты INFOLine провели объемное исследование отрасли, затрагивающее все ее сегменты. С помощью Исследования
"Транспортная отрасль России. Итоги 2017 года и тенденции 2018 года. Перспективы развития до 2020 года"
вы сможете определить положение собственной компании относительно динамики отрасли и наметить возможные пути развития бизнеса.

Предлагаем воспользоваться специальным предложением на приобретение комплекса информационных продуктов по направлению Транспорт:

Скидка - 50 % на любой информационный продукт по направлению Транспорт -

при покупке Исследования "Транспортная отрасль России. Итоги 2017 года и тенденции 2018 года. Перспективы развития до 2020 года".

Для конкурентного анализа, поиска клиентов и партнеров рекомендуем приобрести базу данных "Аналитическая база 850 крупнейших собственников и операторов подвижного состава СНГ, Украины и Прибалтики". Для оперативного ежедневного или еженедельного мониторинга событий в транспортной сфере целесообразно использование услуги «тематические новости»: «Железнодорожный транспорт РФ» и «Железнодорожное машиностроение РФ и стран ближнего зарубежья».

Воспользоваться СПЕЦИАЛЬНЫМ ПРЕДЛОЖЕНИЕМ Вы можете ЗДЕСЬ 

Для получения детальной информации о продуктах и услугах агентства INFOLine, предлагаем Вам связаться с нами по телефонам +7(812)322-6848 (доб. 302) или +7(495)772-7640, а также по электронной почте на mailto:transport@infoline.spb.ruт РФ"

Менеджер проекта Евгения Надточаева